Welcome to Rapture

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Welcome to Rapture » Нижние уровни » episode №8. "Я не монстр, меня таким сделали"


episode №8. "Я не монстр, меня таким сделали"

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название:
episode №8. "Я не монстр, меня таким сделали"
Место действия:
Торговый комплекс "Эдем", в него включены: несколько магазинов на первом уровне, просторное кафе "У Синди" на втором и кинотеатр на третьем и четвёртом этажах (на четвертом вход на балкон)
Монстры и прочие существа:
Два сплайсера в подчинении Дойла.
Около тридцати разномастных сплайсеров на всех уровнях.
Один Кукловод (появится позже)
Сестрички отсутствуют
В ролях:
Object X, Doyle Stoner, Nicole Riley
Описание:
Едва до Микаэллы доходят слухи об исчезновении одной из групп сплайсеров подчинённых ею, она решает послать на разведку своего нового подчинённого, дабы тот показал на что способен без её помощи. И вот, бравый солдат отвратительной армии нового Восторга в компании двух сплайсеров из низших рядов отправляется в старый комплекс "Эдем", каково же его удивление, когда он обнаруживает, что ту самую группу перебила не толпа таких же безумных уродов, не разъярённый папочка, а лишь один тощий парень с жуткими глазами, из которых бьёт яркий жёлтый свет.
Казалось бы всё просто, двое мужчин с разными целями, мотивами и принципами, каждым движет что-то своё и бой неминуем. Но на сцене появляется иной персонаж - Николь Райли. Девушка занималась мародёрством, собирала припасы на будущее и стала случайным свидетелем их столкновения. Решив, что силы не в пользу странного тощего парня, девушка решает помочь.
Очередность постов:
Doyle Stoner
Object X
Nicole Riley

+1

2

-Держитесь меня, увальни, мы выходим.- Буркул своим бойцам Дойл, выходя из батисферы. Оба сплайсера были более-менее похожи на людей - за исключением немного заплывшего от небольшой опухоли на брови глаза у угрюмого громилы Брубеккера и немного бешеного взгляда у стрелка Дженшича. Стоунер не был уверен - акцент одного походил и на польский и на русский, в то время как первый был определенно английских корней.
-Сэр, так точно, сэр!- Шутливо отсалютовал Дженшич, на время переложив ружье на плечо, чем вызвал тихий смешок Брубеккера, да и сам Дойл не скрыл снисходительной улыбки:
-Уж кого-кого, а тебя я уж точно в армии бы видеть не хотел.- Ловко парировал Стоунер, проверяя патроны в обрезе - Мика была добра и выдала ему особые, "шокирующие патроны" - начиненные особыми, электролитными снарядами, эти красавицы должны были наносить дополнительный урон. Дойл никак не мог перестать нахваливать патроны, увидев их в действии - даже раненый "дикий" сплайсер, случайно забредший на территорию отеля, пожалел что не умер сразу, еще час корчась в электрифицированной агонии.
-Так что мы ищем, босс?-Осведомился Брубеккер, держа свой пожарный топор наперевес - именно ему из этой парочки Дойл доверял больше. Уже потому, что у них акценты были похожи:
-Мисс Мейс недавно потеряла связь с группой наших, что патрулировали "Эдем".- Пожал плечами Дойл, - Вот она и послала нас, чтобы найти их... ну или то что от них осталось.
-Ну чуууудно...- Протянул Дженшич, крепче сжимая цевье ружья, -...раз не справилась группа, так трое сплайсеров уж точно справятся, ага.
-У тебя есть идея получше?- Зло шикнул на товарища Брубеккер.
-Да, прикинь? Свалить отсюда, пока можем!- Огрызнулся на своего, более рослого товарища, Дженшич.
-Ну как всегда - как запахло жареным, так ты сваливаешь.- Закатил глаза Брубеккер, вступая в тихую перебранку с Дженшичем, которая и продолжалась бы, если бы Дойл не встал бы на месте как вкопанный.
-Чего там?- Практически в один голос спросили оба сплайсера, мгновенно потеряв интерес к спору.
-Что-то не так... Слишком тихо.- Еле слышным шепотом ответил Дойл, взводя курки своего обреза. Он что есть силы вглядывался в полумрак, царивший во "дворике" между двумя магазинами.
-И это тебя насторожило?...- Начал было Дженшич, но его тут же одернул Брубеккер:
-Он солдат, приудрок, он знает что творит!- Нарвавшись на злой взгляд товарища сказал громила, осторожно подходя ближе к Дойлу, который разглядывал что-то на полу, -...нашел чего, босс?
-Гильзы...- Сказал Стоунер, тут же нарвавшись на смешок со стороны ДЖеншича:
-Удивил...
-...еще теплые.- Закончил Стоунер, поднимая с пола автоматную гильзу, коими был усыпан пол.
-Там кровь, босс... Кажись кого-то тащили.- Брубеккер ткнул топором в сторону кровавых разводов, ведших к лестнице. Жестом приказав обоим молча следовать за ним Дойл, держа обрез наготове, начал медленно подбираться к лестнице- чутье, уловившее запах еще свежей крови в воздухе - вот чему доверялся солдат.
Подняв сжатый кулак над плечом, Стоунер остановил своих подчиненных на середине лестницы а сам, практически прижавшись к окровавленным ступенькам грудью, медленно поднялся выше, выглянув из-за её края. То, что он увидел в разрушенном дворике даже его, видавшего виды солдата, заставило нервно сглотнуть - на горе из десятка с лишним трупов восседал, скучая, худощавый парнишка - с виду он ничем не отличался от молодежи, коей были толпы... в принципе везде, если бы не одна деталь - его глаза буквально горели жутким, холодным огнем - желтым, как свет вражеского прожектора. Бесшумно спустившись обратно, Дойл рассказал об увиденном:
-Что, сплайсер?!- ошарашенно спросил Дженшич, на что Стоунер пожал плечами:
-Не знаю... у сплайсеров разве светятся глаза?
-Нет... они у папаш да у сестричек светятся... Может новенький какой?- Почесал подбородок Брубеккер.
-Новенький или нет, но он завалил группу наших, а они были вооружены явно лучше нас... Во всяком случае больше... Сейчас на нашей стороне эффект неожиданности. Не просрем его.- Быстро разработав план, Дойл отправил Дженшича по другой лестнице, подняться выше, чтобы накрыть паренька огнем с балкона третьего этажа, когда Дойл даст на кто команду. По той же лестнице Стоунер отправил и Брубеккера, который должен был подкрасться к пареньку со спины, пока Дойл отвлечет его на себя.
-Остается надеятся на то что у них...- Готовясь к выходу, мысленно умолял обоих бойцов держать себя в руках. Увы, он не успел додумать, как с балкона послышался крик Дженшича:
-Это тебе за моих друзей, ублюдок!!!- С балкона, один за одним, посыпались заряды зажигательной картечи.
-Fuck.- Прошипел Дойл, выскакивая из-за укрытия ступенек и выпуская в паренька дуплет. Брубеккер уже с ревом несся на противника, занося топор.

Отредактировано Doyle Stoner (2011-12-08 21:56:41)

+3

3

Двумя часами ранее

Шаг. Ещё один. Другой. Главное сдержаться, главное не сорваться... Всюду его окружали новые запахи, за то время, что он прожил на китобойне, он привык к запаху рыбы и напрочь забыл иные. Сейчас же, вновь выбравшись наружу он ощущал всё как в первый раз. Запахи дыма, гнилой еды, вина из разбитой бутылки... Но на фоне остальных запахов был один, самый яркий, самый сладких и самый ненавистный - запах АДАМа. Он чувствовал его всюду вокруг себя, он тянул его словно поводок и всё время в разные места, но Иску удавалось удержаться. Всё-таки это только запахи. Но если вдруг он увидит тех от кого идёт запах, увидит их сияние - палач в его голове с садистской улыбкой занесёт топор.
Ещё один шаг. Стоп. Нужно отдышаться, он слишком устал. То, что его тело регенерирует в момент заживляя любые раны, не значит, что он не нуждается в отдыхе и еде. Довольно трудно найти еду в городе, в котором уже десять лет мародёрствуют мутанты и выжившие люди. Ещё труднее где-то устроиться на ночлег будучи уверенным, что по утру не проснёшься от того, что какая-нибудь чокнутая сделает шарфик из твоих кишок и перчатки из почек. Порой он вспоминает рассказы Эммы о том, каким был Восторг до того как кто-то поджёг фитиль и вот он видит то, чем стал этот город, это сводит с ума, а как иначе? Большая часть жителей города готова перегрызть глотки друг другу как дикие звери, а ведь когда-то это были абсолютно нормальные люди, аристократы, художники, поэты, ученые, инженеры, механики и прочее, и прочее... Но куда чаще он задумывается, кто же он такой, откуда, кто его семья, как его действительно зовут, кто с ним это сделал. Даже не фоне этих фриков он выделяется, является самым выдающимся экспонатом в цирке уродов Восторга. Вот и сейчас, чтобы не думать о треклятом запахе, Икс погрузился в себя и принялся за самокопание, и он настолько углубился, что даже не заметил как сильно приблизился к источнику запаха.
В паре сантиметрах от головы, едва не задев переносицу пролетела какая-то железка заставив Икса вернуться к реальности. Бросив быстрый взгляд туда куда улетел снаряд и увидев, что это был мясной крюк, парень взмахнул рукой, притянул железку к себе и отправил в атаковавшего. В нападающего крюк не попал, но зато вонзился в сплайсера стоящего позади. "Ну что ж, ублюдки, не я первый начал..." Силой мысли он оторвал от стены светильник заставил шнур обвиться вокруг шеи ближайшего мутанта, послышался хрип, но вскоре оборвался тишиной и мёртвое тело осело на грязный пол. "Готов."
- Джонни!!! - раздался протяжный визг и из-за угла выскочила ещё одна выскочила женщина с лицом усыпанным нарывами и опухолями, Икс мог бы удивиться как она вообще может что-то видеть, но полоумная маньячка не дала ему времени в него мгновенно полетели огненные шары. Но снаряды так и не достигли цели, парень тут же сорвался с места и вбежал в открытую дверь магазина. Укрывшись за стеллажами, он стал судорожно оглядываться, высматривая с какой стороны ждать атаки. Конечно, раны ему были не по чем, но всё-таки боль он чувствовал и чертовски ненавидел. Со всех сторон доносились звуки быстро перемещающихся врагов. Вдруг с одной из сторон раздался хохот и железный, лязгающий звук прокатился по кафельному полу. Повернув голову к источнику противного звука, в полуметре от себя Икс увидел гранату. Взмах руки и снаряд упал куда-то за стойку кассира. Пара удивлённых возгласов были перекрыты оглушающим взрывом.
- Ааа! Мои ноги! Мои чертовы ноги!!! - одному сплайсеру повезло меньше, его товарища убило сразу, а ему только оторвало ноги.
- Ник! Ты просто жалок! - вновь раздался голос той маньячки и вопящий от боли сплайсер закричал ещё сильнее, его тело вдруг вспыхнуло ярким пламенем. Его громкие вопли дезориентировали и мешали услышать шаги тех, кто ещё жив. Подпрыгнув максимально высоко, Икс зацепился за потолок стальными когтями и стал высматривать движения в зале. Один из сплайсеров обладал плазмидом телепортации и носился с места на место задерживаясь всего не пару секу, увидев красное облако прямо под собой, Икс сорвался с потолка и приземлившись в шаге от только что материализовавшегося сплайсера, вонзал иглы ему в брюхо. Тут же волшебная жидкость хлынула по венам куда-то в грудную клетку. Это стало мощным катализатором сил, потеряв всякий страх Икс вышел в проход, так, чтобы его можно было видеть ото всюду, только высунув голову. Вытянутые руки медленно поднялись на уровень груди, ладони сжались в кулаки и стеллажи стали сдвигаться друг к другу. Послышались вопли боли, но Икс не обратил на это и капли внимания. Из других укрытий стали выбегать сплайсеры, пытаясь спасти свои жалкие жизни, но тут же в них устремились ножи с полок кухонных принадлежностей. Пара мгновений и всё затихло...

Сейчас

Стащив все трупы в кафе, Икс решил подкрепиться сразу двумя способами, свой желудок он кормил найденными батончиками, а червя что жрал АДАМ непосредственно самим АДАМом из трупов. Насытившись полностью, Икс упёрся локтями в коленки и поставил подбородок на ладони. Ему вновь было скучно, теперь запах его не тревожил, он насытил монстра внутри и теперь не было нужды в самокопании, а значит и не было чем заняться. Рука оторвалась от подбородка и направилась на пол, указательный палец двинулся влево и за ним последовала маленькая капелька воды, палец рванул обратно и капля вновь повиновалась, палец начал подниматься вверх и капля послушно оторвалась от пола. Иные бы назвали это пустой тратой ЕВЫ, но это вещество струилось в его венах наряду с АДАМом и кровью. "Интересно, сколько литров воды я смогу удержать на весу?" К указательному пальцу присоединились другие, и к маленькой капельке стали стекаться другие образуя ручей нарушающий законы гравитации.
- Это тебе за моих друзей, ублюдок!!! - дикий вопль заставил ручей в миг растечься по полу и смешаться с прочей водой. Резко отскочив назад, парень взметнул обе руки вверх заставляя трупы, на которых он сидел, подняться в воздух и создать собой внушительный щит, почти вся атака пришлась на несчастные трупы. С боку раздался боевой клич и какой-то "герой" с топором рванул на Икса, однако последний быстрым движением отнял орудие убийства и вогнал его в макушку недоубийце. Упершись ногой в грудную клетку уже мёртвого сплайсера, Икс вырвал топор обратно при этом с силой отшвырнув труп в сторону. Приметив откуда была первая атака, рассвирепевший Икс метнул топор в ублюдка и угодил ему тонёхонько в грудную клетку. Остался последний. Вновь оторвав трупы от земли силой мысли, он стал забрасывать врага такими снарядами. "Это будет весело..."

+2

4

Николь еле дотянулась до бутылки воды, закатившейся за тяжелый автомат. Убрав её в сумку, девушка поправила висящий за спиной арбалет. Если бы ей кто-нибудь сказал, что когда-нибудь она, выпускница Академии искусств, культуролог, будет рыскать по искореженному городу в поисках продовольствия, что за спиной у неё будет висеть оружие и отнюдь не бутафорское. Никки даже в машинки в детстве не играла, она была самой образцовой девочкой с любимой куклой в худеньких ручках. Она выросла и жила с твердым мнением, что война – удел мужчин, женщина - хранительница очага, надежный тыл, нежные объятья, добрые слова и муза для возлюбленного. Оружие в руках женщины для неё выглядело нелепо и вычурно. Она и брюки то носила редко, предпочитая женственные платья и юбки, подчеркивающие фигуру. Не позволяла грубо выражаться в её обществе и краснела от сальных шуток. А теперь всё перевернулось. Ей пришлось пересмотреть свои взгляды. Она отказалась от платьев в пользу удобных джинсов, она сменила изящный клатч  на неказистую вместительную сумку, а плечи оттягивал громоздкий арбалет.
Представляю, что сказал бы Майкл, взглянув сейчас на меня…хотя нет, представляю, он бы очень долго смеялся, держась за живот.
Губы расползлись в улыбке. Воспоминания были слишком сладкими, слишком чистыми и такими абсурдными в этом анти утопичном мире, мире, где Никки была совсем одна.
Боль исказило лицо девушки. Она резко выпрямилась и попыталась отвлечься, прислушиваясь к своим ощущениям.  И не только потому, что воспоминания давили на неё, нет, скорее они помогали ей выжить здесь, в царстве тьмы, холода и опасности, просто теперь быть начеку было жизненной необходимостью, а минутная слабость могла обернуться гибелью. Спокойно её повезло пройти метров шестьсот. А дальше звуки, приближавшиеся с каждым её шагом, заставили её насторожиться. Как можно тише, она подкралась к конфликтующим. Зрелище впечатляло даже её, прожившую в Восторге пять лет и успевшую по-полной вкусить местный колорит. Более десятка искореженных трупов, словно срезанные марионетки были собраны в кучу. И четверо выживших, явно находились по разные стороны в этом бою. Худощавый парнишка, стаявший спиной к Никки, был вынужден противостоять вооруженной троице.
…Однажды Майкл и Николь поздно возвращались из театра, девушка уговорила жениха не брать такси, а пойти домой пешком, почему-то ей тогда это казалось безумно романтичным. В одном из переулков, они услышали пьяные выкрики, угрозы и звук ударов и обиженное сопение. Майкл рванул было на помощь, но Никки со всей силой вцепилась ему в рукав и слезно молила не нарываться, просто пройти. Всё его существо жаждало броситься в темный переулок, но девушка не сдавалась. Он впервые видел её в таком состояние и не смог отказать ей. Потом он часто прокручивал этот вечер в голове, даже звонил в полицию, чтоб хоть что-то узнать - никто не обращался, никого не находили, но легче ему от этого не было. Николь было грустно смотреть на его переживания, но она понимала, что если ситуация повторилась бы, она поступила бы так же. Это было так давно, словно это был всего лишь сон. А потом было кораблекрушение, маяк, батискаф, местное население и страх. Возможно, когда фанатики схватили супругов, кто-то, кто мог помочь так же, как и Никки в тот вечер, решил не вмешиваться, поберечь себя, пройти мимо. Кто-то издалека, из укрытия смотрел, как сжигают её возлюбленного. Николь больше не желала быть этим кем-то, теперь ей было нечего терять.
И Николь Райли с арбалетом на готове, перебежками двинулась в сторону сражающихся. Но ситуация и не собиралась стоять на месте, к тому времени, как она добралась до главной сцены, главные роли распределились иначе. Их было уже двое: всё тот же астенического телосложения парень и мужчина, судя по всему самый главный из троицы. Как это случилось, Никки не понимала.
Неужели парнишка справился с двумя громилами без видимых потерь и увечий и, главное, так шустро?!
Даже если так, то сейчас нападавший мужчина явно имел преимущество перед изрядно уставшим парнем.
-Эй, я бы на твоем месте была бы сдержанней.  Не по-мужски нападать втроем на одного.
Арбалет направленный на короткостриженого наемника являлся существенным доводом в пользу правдивости её слов.

+2

5

-Fuck.. Fuck.. Fuck!- Рычал Дойл, вжимаясь в угол между высоким поручнем и ступенями, дабы запущенные в него "снаряды" попросту не зашибли его насмерть - он слишком хорошо знал что может натворить разогнанный до скорости хорошего ядра труп. Особенно ярко в его памяти всплыл один рядовой - бедняга даже понять не успел что его убило, когда его грудь насквозь прошило оторванной рукой. Проклятые бууки бомбили госпитали - как рыб в бочке. Громкий треск и сгусток еще теплой крови, плеснувший в лицо Дойла из лопнувшей грудной клетки трупа, ударившегося о перила, заставил мужчину выйти из оцепенения, -...'dis is not goin't'be good...
Стерев с глаз кровь, Стоунер вновь вынырнул из-за укрытия и, взяв  на прицел противника, он выпустил в него один заряд сверкавшей электрическими искрами картечи, тут же сорвавшись с места, уклоняясь от очередного трупа:
-Да он даже с места не уходит, ублюдок...- Прошипел Дойл на бегу - парнишка явно был уверен в своих силах. Стоунер ненавидел таких молодчиков - напыщенные, с еще не сбитой спесью и самоуверенностью. Такие дохли пачками в окопах - кто по неопытности бросаясь в бой с четкой уверенностью что их крутость отразит пули а кого просто забивали прикладами Чарли, находя этих "рыцарей" рыдавшими от страха в дальних углах окопов.
Проскользив по полу на спине Дойл, чудом укрывшись от еще одного "хомо снарядуса", уродливой кляксой растекшегося по полу, вкатился под прикрытие широкого короба клумбы. Коротко проверив готовность второго заряда в обрезе, Стоунер, с полной решимостью оставить паренька без половины головы, резко, словно на пружине выскочил из-за укрытия... и замер, так и не выстрелив - стрекот взведенного арбалета прозвучал слишком громко, чтобы быть проигнорированным. Не дернув ни мускулом, Стоунер медленно скосил вглаза вправо, откуда на него уже смотрел наконечник стрелы. Державшая его девушка звучала достаточно серьезно, чтобы дать понять - выстрелит. Тяжело дыша Стоунер медленно оценивал ситуацию - выстрелить он успеет, но ему попросту неизвестно насколько хорошо был собран арбалет в руках у наглой незнакомки - стрела могла как прошить его насквозь, так и неглубоко застрять между ребер. Дилемма.
-Солнышко... Ты определенно лезешь не в своей дело.- Злобно прошипел Стоунер переводя взгляд с паренька на девушку - миленькая, даже жаль будет руку прикладывать, -...давай ты отойдешь и не будешь мешать, пока мы с этим джентльменом окончим наш небольшой спор... Мне так не хочется делать тебе больно так что, будь так любезна, исчезни и не отсвечивай.
Пальцы Стоунера нервно сжимали деревянную рукоять обреза - зажат меж двух огней, причем неслабых. Дьявол, как же он ненавидел Мексиканскую дуэль, особенно когда силы были далеко не равными и не в его пользу:
-Эй, парниша... А ты что скажешь?... Хватит смелости пойти на кого-то своего размера, а?... Или ты только слабаков пачками валить горазд исподтишка, а?!- Кого-то из них нужно спровоцировать, сыграть на нервах и честолюбии, заставить поступиться с гласом разума и поддаться эмоциям. У Дойла был только один шанс потерять который, означало бы потерять все...
...Ему точно стоило записываться в летчики, пока было время.

+2

6

Ловкость с которой противник перемещался с места на место не могла не поражать. Икс чувствовал блики "сияния" в мужчине, чувствовал запах АДАМа, но их было крайне мало, а значит всё что он вытворял было заслугой его развитого, тренированного тела. Заряд электрической картечи вошёл в живот Икса и заставил всё тело затрястись от тока бьющего по всему телу. Мышцы хаотично сжимались и напрягались не позволяя сдвинуться с места. Был шанс выстрелить ещё раз, но почему-то противник медлил, позволив телу Икса успокоиться и вновь вернуться во власть разума. Ещё одно тело поднялось в воздух и тут же отправилось туда, где в последний раз Икс видел противника. Готовясь размазать противника телекинетической волной по ближайшей стене, Икс сделал шаг к его укрытию, но он сам соизволил явить свой лик. Мужчина резко подскочил из укрытия и навёл ружьё прямо парню в голову. Края губ Икса потянулись в верх в издевательской улыбке. Загадочный вояка совсем не знал с кем имеет дело, но так самоуверенно тычет оружием, то даже смешно. Сзади послышался механический щелчок и мужчина слегка напрягся, по его лицу Икс понял, что некто позади навёл оружие на его противника, а значит это его потенциальный друг. Женский голос "спасителя" несколько смутил Икса, мужчина не испугался его, но испугался женщины с ружьём. Глаза Икса пылали ярко красным пламенем, он был готов в любой момент сорваться с места и распотрошить своего невезучего оппонента, но что-то его сдерживало. И Икс знал, что именно, та девушка позади, она единственная после Эммы отнеслась к нему по человечески, протянула руку помощи, а показывать ей такую жестокость было бы неправильно. Она бы ужаснулась и сочла его монстром, кем он и был в сущности, но не хотел являться.
- Эй, парниша... А ты что скажешь?... Хватит смелости пойти на кого-то своего размера, а?... Или ты только слабаков пачками валить горазд исподтишка, а?! - нахальный выпад мужчины рассмешил Икса и его хохот эхом прокатился по павильону. Хищно улыбнувшись, он сделал шаг в сторону, чуть дальше от девушки и огибая мужчину, после чего посмотрел вниз оглядывая себя и поднял взгляд на противника, сверяя их фигуры. Тощий Икс и мускулистый мужчина не шли ни в какое сравнение.
- Своего размера? Да ты юморист... - Икс едва заметно махнул пальцем и небольшой камень с отчетливым, громким звуком прокатился позади мужчины, заставив того всего на мгновение потерять концентрацию. На это и был расчет. Воспользовавшись заминкой противника, Икс рванул вперёд и оказавшись в полушаге от противника схватил его за запястье руки державшей обрез и резко поднял руку в верх. Раздался выстрел и их обоих осыпала штукатурка. Видя удивлённое и чудовищно недовольное выражение лица мужчины крайне отчетливо, Икс ответил самодовольной улыбкой и положив свободную руку на грудь мужчины, что с силой оттолкнул от себя заставив перелететь через перила. Решив, что с ним покончено, Икс успокоился, сменив цвет глаз на спокойный жёлтый, и обернулся к девушке, что так самоотверженно решила за него вступиться. Лучше бы он этого не делал. Увидев его глаза, девушка ужаснулась, что тут же проявилось, на её лице, во взгляде, в том как она крепче сжала арбалет и чуть отшатнулась назад. Но это были ещё не все минусы того, что Икс к ней обернулся. Самый большой минус крылся в том, что он увидел в ней. Сияние. Глаза вновь вспыхнули ярким алым огнём, не в силах устоять он сделал шаг вперёд.
- Беги... - скрипя зубами произнёс Икс, но опешившая девушка видимо не расслышала, - Беги же... - вновь повторил он ещё громче и сделал к ней ещё один шаг. Девушка начала бежать, но слишком поздно. Зверь жаждущий АДАМа внутри Икса вновь проснулся и он не в силах ему противостоять. Рванув за девушкой, он настиг её в два прыжка и прижал к холодному полу. Не медля он занёс левую руку, из которой тут же показались иглы, готовясь оборвать жизнь девушки, - Мне жаль... - едва слышно произнёс он. Но его остановила яркая вспышка, всё внутри вспыхнуло, мозг словно вскипел, немыслимая боль прокатилась по всему его телу и заставила отступить от девушки. Все цвета в глазах смешались в отвратительном месиве, но через мгновение всё погасло, боль ушла, цвета исчезли, сознание растворилось в темноте.

+2

7

Никки стояла с взведенным арбалетом, пытаясь выглядеть как можно увереннее, дышать как можно ровнее, произносить слова как можно без эмоциональнее. Но человек смотрящий на неё по другую сторону оружия был намного ближе к желаемому образу. Он ни одним микродвижением не выдал себя.
Наверное, я для него словно девчонка с игрушечным пистолетиком.
-Солнышко... Ты определенно лезешь не в своей дело. ...давай ты отойдешь и не будешь мешать, пока мы с этим джентльменом окончим наш небольшой спор...
-Давай лучше, переиграем этот сценарий - он мне не нравится. Мы все сейчас все просто разойдемся в разные стороны. И так уже многовато трупов.
С этими словами она обвела зал торгового центра взглядом. Она могла поклясться, что упомянутых мертвых тел было больше да и лежали они не так хаотично. Но здесь привыкаешь и не к такому, учишься закрывать глаза и на большие странности.
Мужчина лишь снисходительно улыбнулся и продолжал диалог уже с парнем.
Никки не считала нужным вмешиваться в мужские разговоры, она и так знала, что причитающуюся ей долю внимания обязательно получит, зачем напрягаться и лезть на рожон?! Даже в этом мире и в этой сложившейся ситуации, она предпочитала  роль наблюдателя. Она не хотела стрелять, потому что и теперь ей это казалось, пусть и чаще всего жизненно необходимым, но всё же таким неестественным. И до последнего надеялась, что противоборствующие стороны решат свои разногласия без применения силы. Но мужчины, они и есть мужчины.
Обменявшись колкостями, противники перешли на новый уровень, далеко не вербальный.
Они вцепились друг в друга. Это в фильмах всё красиво захватывающе, а в реальной жизни звук подающего человеческого тела, хруст ломающихся костей, боль и злость в глазах не доставляет ровным счетом никакого удовольствия,  по крайней мере, Никки точно. Девушка внутренне вся сжалась. Теперь  она увидела, что мужчина, нуждавшийся, как ей казалось недавно, в её помощи, с легкостью парирует выпады наемника, в итоге вылетевшего за пределы импровизированного ринга. Победитель вспомнил и про Никки. И наконец, она увидела его лицо. Лицо-то её не удивило- молодой симпатичней парень, а вот глаза… Глаза были явно нечеловеческие. От неожиданности Николь попятилась назад. Мужчина изменился в лице, а испугавшие её глаза сменили цвет на красный. Вот теперь ей стало по-настоящему страшно.
- Беги...- рычал парень, тело которого готовилось к атаке. Никки совсем растерялась и не могла собрать мысли и силы. Она была словно в ступоре. Вот этим и отличаются опытные, подготовленные и умелые бойцы, как наемник, и девушки по воле случая вынужденные взять в руки оружие и неумело защищать свою жизнь. Парень с горящими красными глазами сделал всего лишь шаг, но Николь интуитивно поняла, что это первый и единственный шаг, дальше последует бросок. Она заставила себя бежать, но метров через двадцать была сбита с ног.  Очень тяжело было вновь ощущать себя беспомощной. Слезы подступили к глазам. И она словно взорвалась изнутри. Она активизировала полученные способности, словно утопающий хватается за спасительный круг, кинутый в последнюю секунду. Никки знала, что потом будет плохо, что надо будет, если выживет, надо будет восстанавливать ЕВУ, но подобные мысли сейчас её не посещали. Она редко пользовалась способностями, дарованными ей Тененбаум в помощь. Скорее всего то, что использовалось чаще и сработало сейчас. Никки словно накрыло обжигающим теплом, вены начали гореть изнутри, сердце гоняло кровь с утроенной силой, силой которая искала выход… и нашла.  Николь с остервенением схватила руку мужчины. На мгновение, ей казалось, они стали единым целым, казалось, их вены, капилляры и артерии слились, стали общими.

+3

8

Последнее что увидел Дойл, прежде чем с воем унестись за перила, влекомый телекинетическим ударом паренька, так это смеявшееся лицо негодяя. Сердце в груди Стоунера сжалось - он понимал, что выжить при падении будет невероятно тяжело, практически невозможно... Перила встретили его звоном гнувшегося металла, лопавшегося стекла и отвратительным треском ломавшихся от удара ребер. Кровь фонтаном ударила изо рта Стоунера, тихо прохрипевшего от боли жгучее проклятье. Бросок был такой силы, что он попросту сорвал с креплений один из столбиков поручней, на которых и повис над пропастью, которой ему казался далекий пол первого этажа.
-Кххарк...ннннг...- Проскрипел Дойл, пытаясь удержаться на перилах - скрипнув мокрыми от крови руками по гладкой поверхности перил, мужчина, даже сквозь кровавую пелену агонии понял, что начинает соскальзывать. Осторожно протянув руку к такому близкому и, в тоже время, такому далекому краю гладкого мраморного обрыва, Стоунер, вдруг, содрогнулся от дикой боли, вскрикнув - один из осколков его ребер торчал из его бока, поскрипывая при каждом движении. Увы, но державший его поручень такой встряски не одобрил - пронзительно скрипнув, он сорвался с последнего державшего его шурупа, с гулким шумом устремившись вниз...
...Металл воткнулся в плиту пола первого этажа, хищно сверкая смертоносным копьем над котором, роняя выдавленные резкой болью слезы, висел, пальцами цепляясь за край балкона, Стоунер. Боль буквально выворачивала каждый мускул, каждую связку наизнанку.
-Не... не хочу...- Сдавленно шипел Дойл - жажда жизни была слишком сильна, он не мог умереть, не так, не таким позорным образом, слишком много поставлено на карту, слишком многое он мог потерять. До скрежета сжав зубы, Стоунер начал медленно подтягивать себя наверх - каждый его мускул кричал от боли, изломанная грудная клетка горела адским пламенем, орошая все тело спазмом боли при каждом вздохе. Наконец, издав пронзительный вопль, Стоунер ввалился за край балкона.
Тяжело дыша, он разлегся на холодном полу, тихо воя от боли - в глазах темнело, кровавая пелена медленно заволакивала его взор - вот оно, боролся лишь за то, чтобы подохнуть не от падения, а от болевого шока - быть может вся эта история, все это было лишь извращенной прелюдией к казни Стоунера?... Возможно его судьбой было умереть сейчас...
...Мощный спазм мгновенно привел Стоунера в чувства - выкашляв огромный сгусток крови, он крепко сжал кулаки, которые мгновенно отозвались синим свечением - нет, не сейчас ему дохнуть, не пришло его время. У него была сила, подаренная ему Микаэллой, у него была его врожденная, звериная выдержка - выжить, выжить любой ценой, отомстить ублюдку, заставить его проклинать день своего рождения. Пускай обрез остался внизу - у Стоунера оставалась бритва и много более страшное оружие - он сам, его руки и голова.
-Убью... убью мразь...- Хрипел Стоунер, каждый следующий шаг которого был увереннее другого - тело постепенно справлялось с болью и, когда до "сладкой парочки" оставалось уже с десяток метров, Стоунер шел с гордо расправленными плечами, чуть прихрамывая. То, что он поначалу принял за проломленную грудину, оказалось лишь смещенным осколком одного из двух сломанных, на левом боку, ребер - бывало и хуже, только новый шрам в коллекцию.
-Уйди прочь.- На этот раз Дойл не церемонился - схватив девушку за воротник, он попросту отдернул её от отключившегося, к своему несчастью, паренька - к счастью для "несостоявшейся жертвы" на её пути оказались гостеприимно мягкие кусты, -...И сиди там!
На этот раз в голосе Стоунера не слышалось никакого цинизма или шутливости - лишь холодная сталь решимости. Ему надоело любезничать - если она будет лезть, он просто убьет её. А пока - чуть более важные счеты:
-Юморист?...- Сев верхом на постепенно приходившем в себя пареньке, Стоунер схватил его за ворот рубашки. Широко занеся кулак для удара, он обрушил его на скулу "всемогущего" со всей оставшейся силы, -...о да, я тот еще шутник... Я просто гребанный Граучо Маркс, мелкий ты сопляк...
Удары сыпались один за другим - Стоунер бил с такой силой, словно бы силился прошибить череп противника насквозь - бил, разбивая костяшки в кровь, бил чтобы не просто сделать больно, чтобы убить - медленно, мучительно, забить противника словно скотину - все тело мужчины жило одной этой целью.

Отредактировано Doyle Stoner (2011-12-09 21:59:50)

+4

9

Тишина, покой, умиротворённость. Он растворился в пустоте и это нисколько его не пугало. Просто все чувства так же растворились во тьме уничтоженного сознания. Не было ни боли, ни радости, ни тепла, ни холода, ни смерти, ни жизни. А главное - не было жажды, Он больше не хотел отнимать АДАМ, больше не было сияния. В этой тьме не было вообще ничего, только Он сам. И всё стало таким простым. Он осознавал своё существование в этой пустоте, помнил кем был, что делал, помнил лица всех из кого выкачал треклятое вещество. Он просто не мог забыть, теперь АДАМ, этот генетический материал с сохранённой в нём ДНК всех из кого был выкачан, был в нём и он заставлял Его помнить. Но это Его не волновало. Его сейчас вообще ничего не волновало. Ни то кем были Его родители, ни то кем был тол верзила, ни то кем была та девушка вступившаяся за Него, ни как она расправилась с ним. Он мог бы всё это обдумать, проанализировать, выудить в крупицах АДАМа, с которым остался наедине, истину. Но Он просто не хотел. Было проще просто раствориться в небытие и исчезнуть. Но нашёлся кто-то извне, кому такой расклад был не по душе, кто-то кому приятнее своими руками отправить Его на тот свет и куда более жестоким способом. Огромная цепкая лапа реальности схватила Его за глотку и потащила обратно...
Глаза Икса резко распахнулись, но тут же были закрыты из-за мощного удара раздробившего переносицу. От удара голова с силой качнулась назад и в добавок ко всему он впечатался затылком в пол, из-за чего опять едва не потерял сознание. С трудом открыв глаза и продрав взгляд сквозь кровавую пелену. Он увидел таки лицо того, кого считал покойником. У Фортуны дурное чувство юмора. Приняв ещё один удар в скулу, на мгновение он отключился, но вновь очнулся и увидев уже занесённый кулак приподнял руку желая отшвырнуть амбала, но ничего не произошло, телекинез не сработал и ещё один удар пришёлся в челюсть выбив несколько зубов, которые вылетели из рта парня с изрядной порцией крови. Что-то конкретно было не так, не только то, что какой-то мужик с яростью раненного хищника выбивает из него дух, а то, что он не видел кое-чего, что всегда бросалось ему в глаза в первую очередь. Он не видел долбанного сияния, в любое другое время он был бы этому чудовищно рад и вопил от счастья, но сейчас это означало конкретные проблемы. Ещё один удар в правый глаз и он вновь отключился, чуть дольше на этот раз. Не хотелось возвращаться, не хотелось ощущать боль, но упрямое сознание вновь вернулось в разбитое тело. В этот раз он не увидел мучителя над собой, на мгновение Икс понадеялся, что это конец мучений и повернувшись на бок начал приподниматься, при этом отметив, что его руки налились кровью и исчезла мертвенная бледность, а в отражении на кафеле он не видел огней из своих глаз. На лице появилась неуместная улыбка и изо рта вытек сгусток крови и растёкся по полу закрывая собой кафель с отражением. С боку послышались шаги и медленно подняв голову Икс вновь увидел изувера, но "счастье" лицезреть его продлилось недолго мощный пинок пришёлся по лицу парня, затем ещё один по груди и он вновь рухнул на спину. Наступив ему на левое запястье, мужчина присел на корточки и бесцеремонно схватил большой палец за место где устройство с иглой соединяется с его рукой. С трудом повернув голову он увидел лезвие в другой руке, поняв что сейчас будет Икс отвернулся и попытался как-то отрешиться от этого, но тут же пришедшая боль не позволила ему забыться. Мужчина и не пытался работать аккуратно, напротив, он делал это наиболее "неправильно", с особым старанием разрезая мышцы и сухожилия. Он вроде что-то говорил или смеялся, но Икс этого не слышал, его собственные вопли заглушали все звуки. Спустя несколько чудовищно мучительных минут, мужчина закончил и поднял ногу с придавленной кисти. Икс тут же прижал к себе изувеченную руку, а другой стал наглаживать кисть, стараясь ухватиться за отрезанный палец, но тщетно. Туманным взглядом Икс увидел как мучитель с садистской улыбкой помахал его отрезанным пальцем перед самым носом и вновь отключился.

+3

10

Николь Райли была одной из тех, кто легко вписывается в любую компанию, если , конечно, захочет этого. Она идеально играла роль милого собеседника, кивая в такт говорящему и умела улыбаться искренне в любой ситуации. Её мужу, востребованному художнику, было нестыдно появляться на всех раундах в сопровождении обворожительной и учтивой супруги. За ширмой косметики, дорогих украшений, вечерних платьев было невозможно разглядеть сироту, подброшенную когда-то к дверям приюта. И, казалось, уже в другой жизни оставались слезы в подушку, мечты о доме, испуганный взгляд, как у зашуганного зверька, вечное ожидание пинка или щипка от более взрослых детей. Но история имеет свойство повторяться. И вот опять она в мире полным других, пытающихся её обидеть, унизить, а чаще убить, существ. Здесь правят иные законы. Если ты подался порыву человечности, помог, спас, выручил, это совершенно не означает, что приобрел друга, сделал хорошее дело, заручился поддержкой. И жившие здесь, впитавшие это, взрастившие это сами прекрасно это понимали. А люди с поверхности, ещё помнившие иную жизнь, иные правила игры чаще всего с трудом это осваивали. Никки старалась как можно меньше сталкиваться с обитателями Восторга, хотя в глубине души, надо признать общения со взрослыми людьми ей порядком не доставало. Она покидала свою обжитую лабораторию лишь в поисках провизии и оружия и по заданию Тененбаум. И каждый раз выходя она окидывала взглядом свой «дом» сама спрашивая себя, боится ли она не вернуться и ответом каждый раз было нет. Николь хотела жить, хватаясь даже за эту возможность существования, как за единственно возможную. Но и смерти она не боялась, за той чертой было кому её ждать.
Вены всё ещё горели, а голова раскалывалась и очень хотелось пить. А ещё она была жутко вымотана и безумно хотела спать. Никки все ещё сидела в кустах, по милости наемника, оставившего ей жизнь. Как расценивать этот дар она не знала, было ли ему жалко отбирать жизнь у молодой девушки или же он просто не посчитал нужным тратить на неё  силы и время. Но она было благодарна. Она кусала губы от обиды и незнания, как действовать дальше. Потому что просто уйти ей не позволяла совесть, а равнодушно смотреть, как здоровенный мужчина избивает парня, превращая симпатичное лицо в кровавое месиво, тем более было тяжело. Кем был несчастный, Никки понятия не имела. Его сила была внушительна, его глаза горели, он напал, в конце концов. Но ей его было очень жалко. Он тогда словно предупреждал её, как будто боролся сам с собой, оттягивал нападение до последнего. В тот момент, когда она активизировала плазмид, она почувствовала то, что чувствовала, исцеляя девочек по просьбе Тененбаум. И теперь он не казался ей чужим и чуждым, теперь она чувствовала себя ответственной перед ним. Если бы не она, он не ослаб, не позволил громиле изуродовать себя, возможно даже убить.
Никки привстала. Всё тело ныло. Наемник не обращал на неё никакого внимания, у него было своё развлечение. Он бил и бил, словно наслаждаясь каждым ударом. Отрезанный палец стал апофеозом душераздирающей зарисовки.
Сколько же должно быть зла и жажды мести в человеке, чтобы не просто сражаться за свою жизнь и свободу, а получать удовольствие от издевательств над другим?!
-Он уже не дышит, оставь хоть тело его в покое. Он уже мертв.
Она не решалась шелохнуться, переводя взгляд с коротко стриженного мужчины на, казалось, не вздымавшуюся грудную клетку парня. Наёмник, видимо отведя, наконец, душу, самодовольно улыбнулся и отошел в сторону.
За пять лет, проведённых в Восторге плечом плечу с опасностью, давящими стенами, неприятным запахом, мутировавшими горожанами, Николь так и не привыкла к смерти, вечно стоявшей за чьим-то плечом. В её мире про убийства она узнавала из газет, а здесь по наличию нового трупа. У этого мира были свои жестокие законы. Вот и теперь ей ничего не оставалось, кроме как пожелать таинственному юноше удачи в новой жизни, которая, она надеялась, будет совершенно не похожа на эту.
Осмелев от отсутствия внимания к ним, Никки подползла к парню, взяв его за руку.
- Мне очень жаль, слышишь, очень, очень.
Ей показалось, что он пошевелился, со стороны это, конечно, было незаметно, но  она чувствовала, что сердце, хоть и очень медленно, но бьется.
Николь склонилась к его уху и тихо-тихо прошептала:
-Живи, пожалуйста, живи, всем назло. Ты же такой сильный, я видела. Умереть мы все ещё успеем.

Отредактировано Nicole Riley (2011-12-10 19:53:52)

+2

11

-OooOoh, lookit me, lookit me! Imma needlefiners!- Глумливым тоном пропел Дойл, пританцовывая над телом своего противника. Законы, зародившиеся еще в средние века, на полях боев где сходились закованные в тяжеловесные доспехи рыцари не оставались безучастными и сейчас - Дойл так считал. Он имел полное право на любую собственность поверженного противника:
-...Bloody mooron!- Злобно прошипел Стоунер, пиная бездыханное тело в бок. Проклятье - если бы не сломанные ребра, он бы давно уже оторвал этом сопляку голову руками и преподнес её в виде подставки под карандаши на письменный стол мисс Мейс, -...ничерта вы не стоите без своих плазмидов. Твердая скорлупа, красивые сверкалки, а как надавишь - все, потек мягкотелый моллюск, нет больше мистера храбреца!... Вот что, что ты теперь, парниша? Да не больше чем кусок дерьма... О таких даже ноги вытереть противно, сопляк.
Стоунер хотел было продолжить свою речь, но закашлялся кровью, запятнав и без того попорченную рубаху. Отходя к одному из уцелевших столов, дабы найти опору, Дойл пропустил момент, когда к трупу подбежала та девчушка. Откашлявшись и раскурив найденный в пепельнице бычок, Стоунер криво усмехнулся в ответ на её лепет:
-Ты серьезно? Серьезно волнуешься за урода который тебя саму минуту назад как свежую вишенку высосать пытался?!... Да ты в своем уме, а?!- Дойл злобно пыхнул облаком сизого дыма, -...Оглянись вокруг! Прямо вот внимтаельно так оглядись... Ты видишь, видишь багровые кляксы на стенах?... А трупы, трупы видишь? Этот сопляк по кускам раскидал целый отряд... Да мало того - он вперся на чужую территорию! Ты видела тех двоих что пришли со мной и погибли, видела?! Ты понимаешь что среди той кучи лежали их друзья?! А Брубеккер?! Ты вообще в курсе что именно трупом его брата он прикрывался от нашей картечи?!... Да мы... кхх...кххрооааарк...
Стоунер вновь взял паузу, дабы откашляться от крови - дело выходило дрянь - скорее всего осколок ребра проколол легкое. Стоунер не нервничал - у него было где-то около часа, прежде чем он свалится, захлебнувшись собственной кровью:
-...и тут ты... маленькая мисс "Два Добрых Башмачка"... Мэри-Драть Её-Поппинс во плоти и с арбалетом наперевес!...- Взмахнул руками Стоунер, неуклюже изображая реверанс, -...влезаешь в чужие дела не разобравшись и даже не подумав ни секунды.... Погеройствовать захотелось? Так вали обратно, к своим - спасай раненых и калек! Тебе не место среди хищников, крольченок, понимаешь?! Не место!...
Сделав последнюю затяжку, Стоунер сел на корточки рядом с девушкой, баюкавшей избитого им паренька.  Уткнувшись лицом в ладони, он с нажимом провел ими вниз, словно бы стирая грязь:
-Слушай... я тебя даже не знаю, зла тебе не желаю - не в моих правилах зазря на девушек руку поднимать.- Голос Стоунера потерял жесткость, стал тихим, вкрадчивым, -...я мог бы уже давно вычеркнуть тебя из следующей переписи населения, но я не хочу - ты мне не мешаешь, только на нервы действуешь... Давай так - ты сейчас уходишь туда, куда шла, забываешь что видела все это а я, как бы мне не хотелось, забуду что видел тебя, а? Соглашайся крольченок, я даю тебе шанс.

+3

12

Он умер. Действительно умер. Тело перестало чувствовать, сердце перестало биться, разум перестал бороться с жаждой АДАМа. Всё, чем он был повисло где-то в воздухе, словно призрак, незримый и неосязаемый никем из людей, что склонились над его трупом. Мужчина величаво расхаживал из стороны в сторону, он был горд собой и доволен своей победой, он ликовал не смотря на свои раны, он одолел монстра с которым не справились многие другие, что не могло не поражать. Ещё ближе к бездыханному, вновь мертвенно бледному телу была девушка, которую несколькими минутами ранее само это тело не растерзало. Вот это было действительно поразительно. За что она могла жалеть его? Все трупы вокруг - дела его рук, он рвал врагов на части, потрошил как свиней, расправлялся с десятками и сотнями горожан, что некогда были разумны, добры и дружелюбны. Быть может они ещё могли отыскать где-то глубоко в себе человечность. Но он не оставлял им шанса, он бездумно отнимал их жизни, а после корил себя за это. Катализатором разрушения их личностей стал АДАМ. АДАМ... он сводил с ума и самого Икса, правда иначе, безумие накатывало не когда он был в его теле, а когда вне его. Кто бы не сделал это с Иксом, кто бы не сотворил из него монстра и какие бы благие цели не преследовал (если они конечно были), Икс ненавидел всем своим естеством и желал убить вне зависимости от наличия АДАМа в его теле. Икс не был мстителем и он не жаждал справедливости, это убийство должно было стать чем-то особенным... Предназначением.
Но что вышло? Он убит каким-то воякой, его лицо превратили в отбивную и едва не познакомили лоб с затылком, а после отрезали один из пальцев с адским механизмом на нём. А дух его витает в воздухе и глядит на это, но что-то не так. Со стороны он видит, как зарастает разбитый висок, как исцеляются царапины на лице и исчезают ссадины, сквозь слегка приоткрытый рот он видит как отрастают новые зубы взамен выбитым старым, опустив взгляд на изуродованную руку, которую сейчас крепко сжимала девушка он увидел только что отросший большой палец. Он жив. Вернее пока только тело. Дух же безмолвно витает в воздухе. Взглянув на своего убийцу, который сидя рядом с его телом толковал, что он не такой ублюдок каким себя показал. На что Икс незримо улыбнулся... "Нет уж, это не последний танец." Приблизившись к своему телу, он тут же слился с ним и слегка приоткрыл глаза, а мужчина как раз подводил свою речь к финалу.
- А знаешь в чем между нами разница? Почему я заслуживаю жалости, а ты нет? - произнёс Икс достаточно громко чтобы оба человека свисавшие над ним услышали его. Как и следовало ожидать, его слова повергли их в шок, правда разного характера. Если у девушки на лице удивление смешивалось с радостью и восторгом, то мужчина напротив был разочарован и зол. Быстро взглянув на обоих пока ещё нормальными глазами Икс продолжил, - Меня таким сделали... - Икс моргнул и глаза вновь зажглись жёлтыми огнями, - А вот ты сам стал таким. - Икс взмахну рукой и отшвырнул мужчину, правда менее далеко чем рассчитывал. С трудом поднявшись он вновь навёл руку на врага намереваясь уже окончательно оборвать его жизнь, но вместо телекинетического толчка по его руке прокатились электрические искры. С удивлением взглянув на свою ладонь в следующую секунду Икс увидел как в ней вспыхнуло пламя, затем она покрылась льдом и сосульками словно шипами, а в следующий миг вообще покрылась небольшими чёрными дырками и по ней поползли пчелы. "Что это!? Что со мной!?" - только и мог мысленно закричать он. Подняв взгляд на мужчину, который уже мог воспользоваться заминкой Икса и наброситься на него, он увидел лишь потухший взгляд направленный в никуда. Взгляд перешёл на девушку, которая оказалась в таком же со стоянии. Быстро мотая головой от одного к другому он мельком заметил чей-то крупный силуэт перед тем как тоже отключиться.

В плену кошмара...

Как ни парадоксально, глаза Икса вновь распахнулись. Его устала какая-то белая пелена, сквозь которую прорывался яркий свет. "Нет, не может быть..." Он аккуратно поднёс руку к лицу и оттолкнул "пелену". Ткань поддалась и через мгновение съехала по ладони оставив неприятное шершавое ощущение на коже. В глаза ударил яркий свет из лампы впереди... вернее сверху Икса. Его оголённое тело лежало на жутко холодном металлическом столе. Поняв где он, Икс стал безумно дёргать руками и ногами стараясь побыстрее слезть и убраться отсюда, но по неловкости сорвался и шлёпнулся на столь же холодный пол. В ужасе Икс отполз в самый дальний угол и прижав к себе колени схватился за голову.
- Этого не может быть. Этого не может быть. Этого не может быть... - как безумный вновь и вновь повторял он, - Это не реально! Не возможно! - вскрикнул он, хотя все ощущения были настоящими, он чувствовал тот же холод, чувствовал ту же боль в груди, испытывал тот же страх, - Нет! Нет! Нет!! Я же... Я же сбежал отсюда! Да! Я сбежал! - вновь выкрикнул он и поднявшись с пола рванул к выходу, чуть не подскользнувшись босыми ногами на кафеле. Но дверь не отворялась. Не в этот раз, - Нет... Нет выхода... - тяжело дыша произнёс парень и уткнувшись лбом в дверь медленно съехал на пол. Медленно повернув голову, он посмотрел на дьявольски ужасное помещение морга. Всё было так же как тогда, всё как он запомнил. Яркие лампы, холодные столы для трупов, вот только трупов было меньше... Что-то заставило его оторваться от пола и на хлипких ногах подойти к ним. Бледные пальцы схватились за бирку на ноге ближайшего трупа и опустив взгляд на надпись, Икс с дрожью в голосе произнёс:
- Папа... - рука сжалась в кулак превращая бумажку в комок, а другая подцепила бирку с другого трупа и губы сами собой прочли жуткую надпись, - Мама... - всё внутри сжалось желая испариться, превратиться в ничто, однако кошмару не было конца. Пальцы схватились за покрывала на телах и потянули вниз. У них на было лиц. Просто гладкая кожа, даже рельефа черепа не было. На глаза попался ещё один труп, последний. С трудом удерживаясь на ногах Икс подошёл к нему и взглянул на бирку, - Сестра... - Икс прикусил губу и сделал шаг назад. "Сестра..." Вот она, его мечта - отец, мама, старшая сестра, семья... Он надеялся, что когда узнает кто его родные, он найдёт их и всё будет идеально. Но ему преподнесли иное будущее. Кошмарный морг и куча трупов... Пальцы сами собой потянули покрывало, а там... ничего.
Изо рта сам собой вырвался смешок, затем другой и ещё один. Смех разросся перерастая в безумный. "Один. Я совсем один. Моя семья мертва, а я так и не узнал кем они были..." С губ сорвался последний смешок. Это его худший кошмар...

+4

13

Сигаретный дым немного отвлек внимание Никки, здесь, в забытом Богом мире она уже и не помнила, как не любила этот запах там, на поверхности, где открыв окно, можно было проветрить помещение, здесь же глоток свежего воздуха был несбыточной мечтой. Мужчина говорил холодно, размеренно, зло, и лишь иногда подступающий кашель напоминал о том, что в этой битве победителей, скорее всего, не останется. Наверное, он говорил хоть и жесткую, но правду, его правду. Первую минуту девушка невольно ждала агрессии с его стороны, поэтому сидела тихо, не двигаясь, поглаживая руку изувеченного парня, находящегося в пограничье между жизнью и смертью. Но, судя по всему, наемнику нужно было просто выговориться. И она слушала.
-Давай так - ты сейчас уходишь туда, куда шла, забываешь, что видела все это а я, как бы мне не хотелось, забуду что видел тебя, а? Соглашайся крольченок, я даю тебе шанс.
Николь повернула голову к присевшему рядом мужчине.
-Меня зовут Николь Райли. Я родилась в Чикаго, выросла в приюте для сирот. Я пытаюсь выжить здесь уже пять поистине долгих лет. Ты спросил, почему я волнуюсь за него, человека напавшего на меня, - я не знаю. Но знаю, что переживала бы и попыталась помочь и тебе, будь ты на его месте. Я понимаю, что не воскресить тех, кто уже мертв, что скорее всего не вылечить тех, кто сошел с ума и мутировал до неузнаваемости, но почему бы не попытаться спасти и сохранить то, что ещё можно?! Я уверенна, с каждого спросится потом, но кто мы, чтобы брать на себя эту ответственность- судить. Этому миру нужны, конечно же,  не такие как я, сентиментальные дурочки, а такие как ты: сильные, свирепые, без жалости, без сострадания. Но я-то пока жива… Я потеряла всё: дом, семью, любимого, друзей, запах поздней весны и свежесваренного кофе. Я никогда не скажу больше родителям «спасибо» и мужу «люблю», мне не доведется почувствовать, что значит быть матерью. Но кое-что у меня осталось и я очень боюсь это потерять: я человек и хочу им оставаться. И пусть этот путь ведет к гибели мое тело, подставляя его под удары, зато я живу так, что мне не стыдно не перед собой, не перед теми, кого уже нет рядом. Я знаю, что это не мой мир, что мне «не место среди хищников», но другого мира у меня больше нет.
И ей почему-то стало легче. И не потому, что она уверилась в своей правоте или достучалась до своего собеседника, просто, чувства и ощущения, давно лежавшие грузом на душе превратились в слова и не давили на неё больше.
Дальше произошло то, что казалось просто нереальным. Никки перевела взгляд с мужчины на умирающего и не поверила своим глазам. Он словно восстанавливался: раны затягивались, ссадины заживали, даже палец на руке вновь вырос. Такого ей ещё не доводилось видеть.
- А знаешь в чем между нами разница? Почему я заслуживаю жалости, а ты нет? Меня таким сделали. А вот ты сам стал таким.
У Никки даже рот
открылся от искреннего удивления. Наверное, она поспешила со словами по воскрешение.
Молодой человек вновь воспользовался телекинезом, отбросив наемника от себя. Похоже, следующим ударом он намеривался добить противника. Кем бы была Никки, которая после своих недавних слов, не попыталась бы остановить парня.
-Нет, стой…
Но он уже не слушал её, а лишь разглядывал свою руку.

Где-то внутри микрокосма Николь Райли…

-Николь, детка моя, быстрее! – Тененбаум стояла в дверях и усердно звала её. Девушка окинула взглядом мужчин и побежала на её зов.
Женщина затараторила, гладя её по волосам:
-Никки, сейчас на поверхность отправляется подлодка. Осталось одно место, я хочу, чтобы ты вернулась домой. Там родители, которые нуждаются в тебе, там ты сможешь позаботиться и о них, и о моих девочках. Твоя миссия здесь закончена. Я прошу тебя. Нет времени на вопросы. Беги, тебя ждут.
И Николь побежала, несколько раз ей приходилось останавливаться, пытаясь  привести своё дыхание в норму . Но она вновь и вновь превозмогая боль заставляла себя спешить. Ей везло: никаких опасностей на пути. Словно кто-то расчищал его для неё. Никки успела. Весь долгий путь у неё дрожали колени и сердце готово было выпрыгнуть. Она уже предвкушала теплые лучи солнца на своей коже, вкус  кофе, запах цветов. Представляла, как обнимет мать. Она рассказывала девочкам, как хорошо на поверхности, что такое зоопарк и театр, почему летают птицы, какие на вкус конфеты. А потом она заснула так сладко, как ни разу, после того, как попала в Восторг.
После всплытия их в полной темноте перевели в какой-то автобус.
Ничего, лишний час ничего не решит. Оно того стоит. Ещё немножко. О, Майкл, как жаль, что ты не со мной. Но я знаю, ты был бы счастлив за меня.
-Всё. Приехали. На выход.
Все засобирались. Никки пропустила вперед девочек, им было безумно интересно. Уже подходя к выходу, она услышала диалог двух малышек.
- Ой, здорово…
-Да, но похоже на наш дом, только лучше, нет воды.
Бедняжки, им даже сравнивать кроме проклятого города не с чем.
Никки попыталась сама себя успокоить, до новой жизнь оставался один шаг. И она его сделала.
Темное давящее небо. Спертый  зловонный воздух. Руины. Блеклые, серые краски взамен ожидаемой зелени и солнца. Ощущение смерти, гнили и тлена повсюду.
Её словно оглушили. Николь не могла произнести ни слова, а из глаз одна за другой катились слезы. Никто вокруг не замечал неестественности происходящего; те, кто их привез, занимались отгрузкой, сверкой документов, несколько выставленных с оружием часовых напряженно смотрели вдаль. Девочки перешептывались и с интересом разглядывали вывороченные корни когда-то могучих деревьев.
Несмотря на то, что всё её тело сотрясалось от начинавшейся истерики, Николь подошла к одному из организаторов поездки с расспросами. Он отвечал без энтузиазма, односложными предложениями, явно пытаясь отвязаться от дотошной девчонки.
- Мы сейчас там, где раньше находился Сан-Франциско. Всё, что севернее Денвера стерто с лица земли. Вирусы, эпидемии и войны. Нет, из Чикаго никто не выжил. Да, на всем земном шаре так же, как и здесь.
Она безвольно осела там, где стояла. Ничего больше не хотелось. Некуда было идти, нечего ждать. Ей никогда не вернуться к прежней жизни. Вокруг лишь разруха, серость и смерть. И Николь от них не уйти.  Тело стало ватным,  не слушалось её, мышцы отказывались работать, даже сердце замедлило свои толчки, к глазам подступала тьма. Вот теперь она по-настоящему одна.
Вот теперь у неё нет надежды.
Вот теперь ей не хочется жить.

+3

14

Дойл сопротивлялся сильнее всего - его инстинкты, выдававшие в нем дикого зверя в любой обстановке, среагировали со скоростью медвежьего капкана - он почувствовал давление, будто при сильной мигрени, стиснувшее его виски. Глухо рыча сквозь стиснутые зубы, он пытался до последнего не пустить постороннего в свой череп, как мог упирался, сосредотачиваясь на реальности пока, наконец, его разум не треснул...

...Кафельный пол отдавался глухим стуком под каблуками туфель Стоунера - он не знал ни где он, ни куда он идет, он знал лишь - что останавливаться нельзя - смерть, забвение, проигрыш без права обжаловать приговор. Тишина медленно действовала на нервы - он всегда нервничал в абсолютной тишине - слишком спокойной, слишком безмятежной чтобы быть правдой. Она мерзко звенела в ушах, тщетно пытавшихся нащупать хоть малейший чужеродный шорох, скрип, свист - все что угодно. Неужели это Чистилище?! А где же суд?! Где все эти святоши в простынках и красные ублюдки с рогами?! Или тут уже его участие даже и не рассматривается? Сволочи - вот тебе и второй шанс, великое правосудие. Не заслужил он такой участи, он должен был страдать больше, он должен был рыдать кровью, оплакивая убитых им... Стоунер с силой тряхнул головой, так что зубы щелкнули - что за дрянь?! Это не его мысли - он вообще не должен был умирать! Он не мог умереть!
Внезапно, вместо очередного гранитного щелчка, пол издал мерзкий чавк - подошвы его солдатских сапог глубоко увязли в маслянистой грязи, отливавшей багровым от неизвестного источника света. Дойл пытался кричать, но из его горла не вырывалось ни звука... Или же он сам уже оглох? Быть может он уже не способен слышать иных звуков, нежели криков невинно убиенных? Он ужасный человек, он заслужил не просто оглохнуть - его уши нужно было отрезать, выжечь каленым железом, зашить глаза, сшить вместе губы, лишить его возможности чувствовать...
-Это не мои мысли! Нет!- Закричал, брызжа слюной Дойл, по щиколотку увязая в дерне, тихо бурлившем при каждом его шаге. Его ботинки уже были полны крови, от которой насквозь промокла земля. Не страшно - он видел это... но где? У него разве была жизнь до Восторга? Разве тут была война? Откуда у него солдатская форма?... Он служил живодерам - гончая на коротком поводке, дравшая все, что ему скажут... Снова рывок вперед - Стоунер увяз по колено. Он стучал себя по голове, скреб ногтями кожу в попытках выцарапать чужие мысли из своей головы - он никогда не осуждал себя, он делал все правильно... Он имел право на все эти убийства! Он воин, боец...
-И это дало тебе право решать судьбы других?- Капитан Леннокс стоял в парадной форме, опираясь на трость, нависая прямо над увязшим в кровавой грязи по пояс Дойлом.
-Ты сам научил меня убивать!- Огрызнулся Стоунер, стараясь выбраться из трясины.
-Я не давал тебе права...
-НЕТ! Ты сам выдал мне офицерские погоны! Ты вручил мне оружие в руки! Ты сделал меня таким, ублюдок!!!
-Ты позоришь мундир, Стоунер.
-Я ДЕЛАЛ ВСЕ КАК ТЫ МНЕ ГОВОРИЛ!
-Ты - ошибка правительственной программы, дешевая шваль...
-НЕТ!... ЛЕННОКС!... МРАЗЬ!... Я УБЬЮ ТЕБЯ!!!...- Грязь, уже доходившая Стоунеру по грудь вдруг забурлила, словно вскипая, -...НЕТ!... Нет... только не вы!... Нет!
Из пучин начали медленно восставать силуэты - трупы поднимались из грязи, становясь плотным кругом вокруг увязшего Дойла который метался подобно раненому зверю. Все новые и новые кадавры восставали, дабы немым укором воззриться на своего убийцу - мужчины, женщины, старики, даже дети - все они несли на себе следы от руки Дойла. Некоторые уже разлагались, обнажая белесые кости, другие - еще походили на людей, с болезненно бледной кожей и еще кровоточившими ранами:
-Я... Я УБИЛ ВАС! ВЫ ОСТАЛИСЬ В ХЮЭ! ВЫ НЕ МОГЛИ ВЕРНУТЬСЯ! НЕТ!...Что... что вы делаете мрази?! Уберите... уберите от меня свои руки!- Трупы медленно стекались к Дойлу, протягивая к нему свои руки, медленно утягивая его в трясину вслед за собой, наваливаясь мертвым грузом. Стоунер рвался из последних сил, визжа от ужаса. В последней попытке спастись, он протянул руку к своему капитану, все так же стоявшему над ним, опираясь на трость, -...Леннокс... ЛЕННОКС! СПАСИ МЕНЯ! СПАСИ МЕНЯ, ТЫ СТАРЫЙ УБЛЮДОК! Я УБИВАЛ ИХ РАДИ ТЕБЯ! Я СЛУЖИЛ ТЕБЕ, МРАЗЬ!...ЯКкхфллп...
С тихим всплеском, Дойл исчез под толщей грязи - лишь драный берет с его инициалами остался на плаву. Секунда - и Стоунер обнаруживает себя глубоко под водой - он сокрушен, напуган и лишен абсолютно любой защиты - даже одежда и та исчезла. Он был беззащитнее мелкой рыбешки...

+3

15

Он сидел в самом дальнем углу от выхода, там где было меньше всего света, и уткнувшись лбом в стену ковырял её стальным когтем. На потолке, в углу напротив, была небольшая трещина и сквозь неё всё капала вода. И это был единственный звук в комнате. Икс не слышал своего дыхания, не слышал скрежета его когтя о поверхность стены и даже собственных мыслей. Он пытался изо всех сил подумать хоть о чем-нибудь, вспомнить хоть что-нибудь, но эта чёртова комната полностью завладела его разумом. Он перестал осознавать себя как личность, он лишь существовал и только то. Оставалось просто сдохнуть, здесь, в компании безликой семьи. Теперь и капание прекратилось, однако на смену одному звуку пришёл другой - из динамиков по краям морга пошло жуткое шипение, словно кто-то пытается поймать волну радиостанции, но ему никак не удаётся. Оторвав лицо от гладкой поверхности стены, Икс повернул голову и вновь опустил голову прижимаясь к стене уже щекой. На мгновение возникла одна мысль. "Что за..." Но тут же была оборвана. Из динамиков вместо скрежета вырвался весьма жуткий смех, немного похожий на тот, что звучал из автоматов "Цирк ценностей", но всё же иной. Словно пластинку зажевало, звуки были растянутые и рваные.
Но вдруг всё вокруг "покачнулось", настолько что голова Икса отлетела от стены и тут же полетела обратно больно ударившись о твёрдую поверхность. Дьявольский смех из динамиков тут же прекратился. Медленно поднявшись Икс провёл взглядом по комнате, трещина в дальнем от него углу увеличилась в два раза, но вместо того чтобы водный поток усилился он пропал вовсе. Ещё раз тряхнуло и пара столов с жутким грохотом рухнули на пол. Несколько ламп выключилось погрузив и без того жуткую комнату в полумрак. Ещё один толчок и по стене пошла огромная трещина, рассекая её аж до пола. Последний толчок и гаснет последняя лампа, но вместо неё начинает сиять та трещина, вернее что-то за ней. Самосознание, личность и память вмиг вернулись к Иксу позволяя более менее здраво мыслить. Медленно подойдя к трещине, не долго думая, Икс заглянул в неё и увидел как мужик недавно "убивший" его медленно тонет в грязи и на дно его тянут десятки трупов разной степени разложения. Можно было усмехнуться и сказать что-то типа "Так тебе и надо", но это был совсем не тот случай. Морг позади ещё раз вздрогнул и повернув голову назад Икс увидел как и его мёртвые фантомы стали воскресать. Безликие монстры слезли со своих столов и рванули к парню. Не понимая что делает Икс шагнул к ним и тут же рванул всем телом назад, этого хватило чтобы стена с трещиной разлетелась под его весом. Он вновь упал на кафельный пол, но уже другой. Обернувшись на проделанную дыру, он увидел лишь гладкую стену. Его кошмар исчез. А мужчина в этот момент почти утонул, лишь одна рука торчала из грязевой ямы, не думая Икс рванул к мужчине и оказался рядом в тот момент когда он полностью погрузился в грязевую жижу. Опустив руку в грязь, через пару секунд Икс ухватился за его запястье и потянул что есть сил. Жижа упорно не хотела отпускать его и тянула назад, но потуги Икса всё же дали положительный результат. Мужчина выбрался наружу и завалившись на бок стал тяжело дышать и что-то бормотать под нос. Пригнувшись Икс с трудом разобрал лишь одно слово: "Нереально." Всего одно слово возымело сильнейший эффект, теперь затрясло и эту комнату, но вместо трещин стены стали покрываться словами "Нереально". Постепенно место на стенах кончилось и буквы "поползли" к ним.
- Нереально... - с ухмылкой произнёс Икс и буквы вспыхнули светом ярче солнца, способным ослепить в мгновение, смотри Икс на них настоящими глазами...

Он очнулся первым, резко оторвав голову от пола, Икс стал озираться выискивая того, кого видел за мгновение до погружения в кошмар и он нашёл его. Уродливая человекоподобная тварь удирала в неизвестном направлении. Рука сама собой взметнулась вверх, вне зависимости от того какой сейчас появится плазмид - нужно было действовать. Из кончиков пальцев вырвались молнии и ударили беглеца в спину. Тварь затряслась и осела на пол, но не умерла. Пока не умерла. Оторвавшись от земли Икс рванул к монстру, его тело разорвалось на миллиарды мельчайших частиц и вновь собралось воедино в двух метрах над монстром. Выставив руку с иглами вперёд, он приземлился точнёхонько на уродца и вонзил свои когти в него. Сладкий АДАМ хлынул по венам и уместился где-то в груди. Его наполнило ощущение немыслимой эйфории. Пару мгновений он стоял над трупом врага, прикрыв глаза и наслаждаясь моментом. Но что-то внутри вновь щелкнуло и его тело вновь телепортировалось. Он оказался у уже вставших "товарищей по несчастью". Проблема с воплощением кошмара была решена и можно было вернуться к проблемам ей предшествующим, а что там с его плазмидами - можно узнать потом. Икс отвёл руку в сторону готовясь к броску на мужчину.
- Ты отрезал мне палец... - в глазах вспыхнул яркий красный свет, - Моя очередь.

+2

16

Серый пейзаж покачнулся, впустив немного красок. Но были они слишком утрированные, излишне яркие, гипертрофированные. Оранжевые, салатовые и пурпурные пятна поползли по небу. Лица окружающих людей стали похожи на работы Пабло Пикассо: половина расплылась, приняв растянутый вид, половина стала будто нарезана на квадратики и прямоугольники, как в картинах в стиле кубизма. Появилось давящее чувство, что кто-то смотрит на неё, контролирует каждый её шаг. Никки вновь ощутила что-то помимо безнадежности, и пусть это был страх, но он придал её силы. Она поднялась на ноги, нервно оглядываясь по сторонам.
Что происходит?!
Она подошла к застывшей в нелепой позе девочке, дотронулась до её плеча, но прикосновения не почувствовала, а от её руки пошли круги, словно по воде, смешивая окружающие краски, сливая их в одну грязно коричневую. За этой темной пеленой что-то находилось. Никки всматривалась, но смогла уловить лишь силуэты. Один из них стоял неподвижно, она даже не была уверенна, человек ли это или статуя. В другой стороне она, напротив, заметила движение. И пусть всё выглядело замедленным и плавным, но она понимала, что на самом деле, движения стремительны, полны силы и опасности. Разряд вылетевший недалеко от неё взорвался тысячами осколков там, где кто-то бежал . В ту же секунду вспышка озарила гнетущее небо. Голова заболела безумно. Девушка схватилась руками за неё и зажмурилась. Болезненное гудение сменилось неестественной тишиной, а тишина, стала заполняться привычными звуками.  Она вновь стояла посреди заброшенного торгового комплекса в компании двух мужчин, хотя… Парня она увидела не сразу. Но найдя его взглядом, была очень удивлена. Он возвышался над уродливым мутантом.
Кукловод…
Николь никогда не доводилось,  к своему счастью и здоровью, их видеть прежде, но вот слухи до неё доходили. Она даже была склонна в них не верить, считая сказкой для того, чтобы отвести излишне любопытных жителей Восторга от хлебных мест, присмотренных заранее кем-то.
Значит, всё, что я видела, было лишь игрой моего уставшего от местного колорита воображения. И только что мы все были на волосок от гибели.
Николь поежилась. Поймав глазами взгляд рядом стоящего  мужчины, она попыталась подбадривающе улыбнуться. В тот же момент таинственный парень с горящими глазами материализовался рядом с ними. Но слова благодарности Николь сказать не успела.
- Ты отрезал мне палец... Моя очередь.
Никки с осуждением и усталостью посмотрела на говорившего. Расправив плечи, она встала между двумя воинственно настроенными мужчинами.
-Нет уж. Хватит! Это уже не в какие рамки не лезет. Вам всё мало?! Вы совсем заигрались в войнушки, упуская главное.
Она неуверенно коснулась поднятой руки парня.
-Посмотри на него, ему и так осталось жить минут тридцать, а с учетом случившегося только что и того меньше. Невелика победа - добить умирающего. Твой палец отрос, ты ничего не потерял. Скажи, что ты выиграешь от его смерти? Ты сам сказал, что ни такой, как он - так докажи. Отпусти его, а лучше помоги мне о нем позаботиться.
За спиной она услышала смех, сдобренный глухим нехорошим кашлем. Она развернулась к наемнику.
-Знаю, что много на себя беру и советую вам, «хищникам».  Но без злости, ярости и агрессии, всё выглядит иначе, поверь мне. Такие, как ты, цепляются за жизнь из последних сил. И ты прекрасно понимаешь, что скоро отключишься, как бы сейчас не храбрился. И тогда уже от тебя ничего не будет зависеть. Усмири свою гордыню, позволь помочь тебе.
Она сделала шаг назад. Позволяя мужчинам встретиться глазами.
-Если уж так хочется убивать и умирать, перенесите бой. Вы же не жаждите легкой победы и поражения. Восторг небольшой город и сведет вас вновь, тогда я не буду вам мешать, клянусь.

+2

17

Дойл очнулся практически одновременно с девушкой - её слабая улыбка была встречена хмурой гримасой усталости и боли на лице Стоунера. Грудная клетка все еще болела - дыхание вырывалось из груди мужчины с тихим свистом, иногда срываясь в мокрый кашель. Стоунер понимал, что без медицинской помощи он сдохнет - не умрет - умирают герои кинолент и романов, настоящие люди дохнут - так или иначе.
И тут на сцену, в круг света вышел он - худощавый паренек, с издевкой харкавшей в лицо костлявой с косой. Он кажется даже не почувствовал избиения - его самодовольное личико светилось - как в прямом так и в переносном смысле. Но щенок не учитывал одного факта - нет зверя опаснее, чем раненый:
-Ну... ну вперед герой!... Покажи из чего сделан!...- Стоунер уже сжимал кулак - много вреда не нанесет, но хотя бы уйдет громко хлопнув чужой челюстью. Но вот опять встряла эта девчонка - рациональная часть разума возликовала, радуясь шансу на спасения, в то время как весь остальной Дойл выл от негодования, лишенный возможности потоптаться по наглой роже уродца со светящимися глазками. Для Дойла, по большей части, было позорным вот так вот, прикрываться девчушкой но увы - ему хватит и пинка, чтобы откинуть коней:
-Так что... что решишь герой?... Прихлопнешь как муху и будешь доволен парой капель АДАМа или же дашь мне уйти, чтобы я нажрался побольше, а?!- Нагло ухмылялся Дойл, рубашка которого уже насквозь промокла от крови. Когда же паренек начал мешкать Стоунер, совершенно неожиданным жестом махнул на парочку рукой, -...Bah... fuck this... Мне нужно выпить...
Без зазрения совести развернувшись спиной к противнику, Стоунер шаркающей походкой направился к выбитым витринам небольшого кафе - его внимание привлек уцелевший столик, на котором поблескивал нетронутый пневматический термос в которых обычно хранили свежесвареный кофе. Обернувшись на споривших паренька и девушку Стоунер, с кряхтением расположившись на стуле у столика, скрипнул крышкой термоса, с наслаждением вдохнув запах немного застоявшегося кофе:
-Thatt'a ticket...- Осторожно сделав первый глоток он чуть поморщился - сахара там не оказалось, но все же было лучше чем ничего. Осторожно стянув с себя рубашку, Стоунер принялся проводить полевой осмотр - осколок оказался не таким уж и большим (по крайней мере торчавшая его часть) так что вполне возможно что ребро ему удастся сохранить. Вот только если бы... Стоунер аж щелкнул пальцами - его взгляд упал на мерцавшую неисправными огнями вывеску "Цирка ценностей" - за пару дней он успел выучить их крайнюю полезность. Наскребя нужную сумму, он опустил её в монетоприемник и с облегчением услышал лязг выпавшей аптечки. Многого он не ожидал - бинты, пузырек антисептика и пара таблеток от мигрени - и на том спасибо. Сделав еще один глоток кофе Стоунер, бритвой разрезав на, слегка опухшей от гематом, груди майку и, сжав рукоятку в зубах, начал обрабатывать рану. Спустя несколько мучительных мгновений его грудная клетка была туго перемотана бинтом, открытая рана тампонирована куском скомканного бинта и кофе выпит - так Стоунер мог протянуть до отеля, где ему придется довериться бешеным костоправам Микаэллы. Хотя сначала ему нужно будет добраться до батисферы...

0


Вы здесь » Welcome to Rapture » Нижние уровни » episode №8. "Я не монстр, меня таким сделали"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC